АРАБСКАЯ  ПСИХОЛОГИЯ

 

С VIII по XII в. большое количество психологических исследо­ваний проводилось на Востоке, куда переместились основные психологические и философские школы из Греции и Рима. Важное значение,  имел следующий факт: арабские ученые настаивали на том, что изучение психики должно основываться не только на фи­лософских концепциях о душе, но и на данных естественных наук, прежде всего медицины.

В то время в халифате, который распространился от Средней Азии до Испании, были разрешены не только отличные от ислама религиозно-философские воззрения, не запрещалось и проведение естественно-научных исследований, в том числе изучение работы органов чувств и мозга.

Так, известный ученый того времени Ибн аль-Хайсам (965-1039) сделал ряд важных открытий в области психофизиологии восприя­тия. Его естественно-научный подход к органам восприятия (прежде всего к зрительной системе) определялся первой в истории психологической мысли попыткой трактовать их функции, исходя из |законов оптики. Важно было то, что эти законы доступны опыту и математическому анализу. За основу зрительного восприятия Ибн аль-Хайсам принял построение в глазу по законам оптики образа внешнего объекта. Он доказывал, что этот процесс определяется внешними, физическими причинами, поскольку в дальнейшем к прямым оптическим эффектам присоединяются, хотя и бессознательно, дополнительные психические акты, благодаря которым возникает восприятие формы окружающих предметов, их величины, объема и т.д.

Не ограничиваясь общими соображениями о зависимости явлений от физических (оптических) факторов и законов, Ибн аль- Хайсам экспериментально изучил такие важные явления, как би­нокулярное зрение, смешение цветов и наблюдаемые при этом эффекты, явление контраста и др. Он убедительно доказывал, что для полноценного восприятия объектов необходимо движение глаз - перемещение зрительных осей. Благодаря этому организм автоматически производит операции, которые представляют своего рода суждения о местонахождении воспринимаемых вещей, их от­даленности от человека, их соотношении между собой. В том слу­чае, если воздействие предметов было кратковременным, глаз успе­вает правильно воспринять только уже знакомые человеку объек­ты, оставившие следы в нервной системе. Если же следы былых впечатлений еще не накопились, то законов оптики недостаточно для того, чтобы объяснить, как возникают впечатления об окру­жающем мире. Эти законы следует объединить с законами, по ко­торым работает нервная система.

Большое значение для психологии имели и работы другого вы­дающегося арабского мыслителя - Ибн Сины (латинизированное имя - Авиценна, 980-1037), который был одним из самых выдаю­щихся врачей в истории медицины.

Его учение сложилось в эпоху социально-экономического расцвёта Халифата, огромной империи от Индии до Пиренеев, кото­рая образовалась в результате арабских завоеваний. Культура этого государства впитала достижения многих населявших его народов, а также эллинов, индусов, китайцев.

Ибн Сина был энциклопедистом, его творчество не ограничи­валось медициной и психологией, но наибольших достижений он достиг именно в этих областях.

В своих философских трудах Ибн Сина разработал так назы­ваемую теорию двух истин, которая имела огромное значение для развития не только психологии, но и других наук в средневековый период. В психологии эта теория помогала вывести предмет ее изучения из общего предмета богословия. Таким образом, перед психологией открывалось поле собственных исследований, неза­висимых от религиозных постулатов и схоластических силлогиз­мов. В теории двух истин доказывалось, что существуют две неза­висимые, как параллельные прямые, истины - вера и знание. По­этому истина знания, не входя в соприкосновение и противоречие с религией, имеет право на собственную область исследований и на собственные методы изучения человека. Соответственно скла­дывалось два учения о душе - религиозно-философское и естест­венно-научное.

Изучая процесс познания, Ибн Сина подчеркивал, что в каж­дой вещи есть всеобщее, которое роднит ее с другими предметами данного класса, а также отличное от других, единичное - то, что характеризует именно эту вещь. Такие разные свойства есть во всех окружающих предметах, в том числе и в человеке, и они яв­ляются предметом исследования разных наук. Исходя из этого, Ученый и доказывал, что медицина и психология имеют особый Предмет. Философия исследует сущее, множественное в каждой вещи, в то время как медицина и психология изучают конкретное, единичное.

Обобщенное знание, накопленное вековым опытом изучения поведения живых существ и их проявлений, с которыми имеет де­ло практическая медицина, было изложено в трактате Ибн Сины «Канон врачебной науки». Этот трактат на протяжении несколь­ких столетий был популярен не только на Востоке, но и в странах Западной Европы (начиная с XII в., когда он был переведен на латинский язык). В Европе этот трактат затмил труды великих врачей древности Гиппократа и Галена. Уже одно это говорит о том, что Ибн Сина не ограничился представлениями о функциях организма, которые накопила прежняя наука, а обогатил свое учение новыми сведениями и обобщениями. Следует иметь в виду, что под медициной тогда понималась не узкоспециальная область врачевания. Она охватывала объяснения, которые в дальнейшем стали относить к таким дисциплинам, как химия, ботаника, астро­номия, география и др. И конечно, все эти дисциплины содержали эмпирические знания, умело обобщенные Ибн Синой в «психологи­ческую картину человека».

Положение Ибн Сины о зависимости психических явлений от физиологических касалось чувствительности организма, его спо­собности реагировать на внешние раздражения, а также его эмо­циональных состояний. Познание функций души было направле­но на познание материального, органического тела, доступного чувственному наблюдению, воздействию лекарственных и хирур­гических средств и т.д.

Ибн Сина не ограничивался опорой на факты, почерпнутые из практического изучения простейших реакций организма. Он учил, что, используя эти факты, можно объяснить и такое сложное яв­ление в психической жизни, как воображение, когда человек вос­создает и даже изменяет в своей душе воспринятые прежде образы вещей.                

Во всех случаях Ибн Сина апеллировал к своему врачебному опыту. Он был одним из первых исследователей в области возраст­ной психофизиологии, изучал связь между физическим развитием организма и его психологическими особенностями в различные возрастные периоды. При этом важное значение он придавал воспитанию: именно посредством воспитания учил он, осуществляется воздействие психики на организм, так что она, будучи активной силой, способна физиологические свойства этого организма изменять в определенном направлении. Особое место отводилось чувствам, аффектам, которые испытывает ребенок в различные возра­стные периоды. Аффекты же возникают обычно при общении с ро­дителями, при их воздействии на ребенка. Соответственно, вызывая у ребенка те или иные аффекты, взрослые формируют его натуру, его организм, всю систему его психофизиологических функций.

Нельзя не обратить внимание на то, что за всеми этими поло­жениями скрыта общая мысль о способности регулировать внут­ренние психические состояния человека путем воздействия на его внешнее поведение. Идея взаимосвязи психического (как зависяще­го от этого поведения) и физиологического разрабатывалась Ибн Синой, исходя из принесшего ему мировую славу медицинского опыта. Сохранились сведения, что он в ряде случаев выступал как превосходный психотерапевт, в частности излечил юношу, кото­рый погибал от истощения из-за нежелания принимать пищу. При лечении использовался прием, который в современной науке на­зывается ассоциативным экспериментом. По изменению пульса это­го юноши Ибн Сина, называя различные объекты, установил, какие именно из этих объектов вызывают у него аффект, препятствующий приему пищи.

Ибн Сине также приписывают постановку опыта, который пред­восхитил изучение явления, названного экспериментальным неврозом. Двум баранам давали одинаковую пищу. Но один питался в нор­мальных условиях, тогда как около второго стоял на привязи волк. Страх влиял на пищевое поведение этого барана. Он хотя и ел, но быстро худел и погиб. Неизвестно, какое объяснение дал ученый этому опыту, но его схема говорит об открытии роли сшибок, проти­воположных эмоциональных установок (потребность в пище - с од­ной стороны, страх - с другой), в возникновении глубоких соматиче­ских сдвигов. Сказанное дает основание видеть у Ибн Сины ..зачат­ки экспериментальной психофизиологии эмоциональных состояний.

Другой известный арабский мыслитель - Ибн Рушд (латинизиро­ванное имя - Аверроэс, 1126-1198) жил в Испании, а затем в Марок­ко, где занимал должность судьи и придворного врача. Его основ­ные труды представляли собой оригинальный комментарий к сочи­нениям Аристотеля. Этот комментарий приобрел значение само­стоятельного учения, которое оказало большое влияние на запад­ноевропейскую мысль эпохи Средневековья. Особо отметим мысль Ибн Рушда о том, что религию можно рассматривать как верова­ние, содержащее в иносказательной форме философскую истину.

Ибн Рушд доказывал, что, следуя Аристотелю, необходимо изу­чать неразрывные связи между функциями организма и теми ощу­щениями, чувствами, мыслями, которые человек испытывает в ка­честве процессов, присущих его душе. Будучи врачом, Ибн Рушд тщательно изучал устройство человеческого тела и его органов чувств, показав зависимость восприятия окружающего мира от свойств нервной системы.

Главный вывод Ибн Рушда заключался в том, что вместе с распадом тела индивидуальная душа человека тоже уничтожается. Вместе с тем арабский мыслитель выдвинул необычное представ­ление о том, что универсальный для всех людей разум сохраняется После распада тела и это свидетельствует о богоподобии человека Мир вечен и движется по собственным законам, которые можно логически объяснять. Возможно и опытное исследование природы вещей, в том числе души человека, и каждый обладает способностями к такому познанию. Не отрицая индивидуальных способностей, ограничивающих возможности каждого отдельного человека, Ибн Рушд подчеркивал, что возможности человека в постижении истины неограниченны, и важно только научить людей правильно мыслить, привить им желание размышлять. Общая способность к мышлению, познанию мира и его законов, будучи врожденной, присуща каждому человеку. Таким образом, бессмертный разум отделялся от смертной души. Это разделение разума и души  было одним из важнейших положений теории Ибн Рушда и стал объектом критики со стороны теологов.

Он также подчеркивал, что способность к мышлению является  потенциальной. Как солнце воздействует на глаз, вызывая в нем ощущение света, так и всеобщий разум, считал Ибн Рушд, воздействуя на наши потенциальные способности, вызывает в нас мыс­ли. Для их актуализации, осознания необходимы определенные: условия, в частности познавательная мотивация, внешние впечатления, хорошие учителя.

 

Источник: Марцинковская Т. Д. История психологии: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений. - М.: Издательский центр "Академия", 2002. - 544с.

 

Меню

Главная

Развитие психологии в России

Развитие немецкой психологии

Развитие французской психологии

Арабская психология

Контакты

 

 

 

 

Карта сайта

Познание собственного "Я"

Теории выдающихся психологов

Психология народов

Поэтапная психология

Консультация психотерапевта

Книги по психологии и психотерапии

 

 

 

 

 

 




Реклама:

 Теннисный магазин в Москве, футболка поло
Кровельные материалы
Проектирование водопонижения
Занятия и уроки тхэквондо
Статьи от автора методики здорового питания