Теория  Уотсона

 

Д.Уотсон начинал свою научную деятельность в центре функ­циональной психологии Чикагском университете, под руковод­ством Д. Энджелла. После защиты докторской диссертации он по приглашению Д. М. Болдуина стал профессором университета Джо­на Гопкинса в Балтиморе, где заведовал кафедрой и лаборатори­ей экспериментальной психологии. Импульсивный и легко увле­кающийся Уотсон стремился дисциплинировать себя. Возможно, этим объясняется и его активная исследовательская деятельность, и его концепция научения, игнорировавшая любые эмоциональные контакты с обучаемым. Тем не менее собственная неуравновешен­ность часто мешала ему и в работе, и в личной жизни; она же при­вела к конфликту с руководством университета. В результате он был вынужден уйти из академической науки и с 1921 г. занимался прикладной психологией, практически не публикуясь в научных журналах.

В 1913 г. вышла его статья «Психология с точки зрения бихевиориста», оцениваемая как манифест нового направления. Вслед за этим появились его книги «Поведение: введение в сравнитель­ную психологию» (1914), «Бихевиоризм» (1925), в которых впер­вые в истории психологии был решительно опровергнут постулат о том, что предметом этой науки является сознание (его содержа­ние, процессы, функции и т.д.).

Находясь под влиянием философии позитивизма, Уотсон дока­зывал, будто реально лишь то, что можно непосредственно наблю­дать. Он утверждал, что поведение следует объяснять из отноше­ний между непосредственно наблюдаемыми воздействиями физиче­ских раздражителей на организм и его также непосредственно на­блюдаемых ответов (реакций). Отсюда и главная формула Уотсона, воспринятая бихевиоризмом: «стимул-реакция» (S-R). Из этого вытекало, что процессы между стимулом и реакцией - будь то физиологические (нервные) или психические - психология должна устранить из своих гипотез и объяснений. Поскольку единственно реальными в поведении признавались различные формы телесных реакций, Уотсон заменил все традиционные представления о пси­хических явлениях их двигательными эквивалентами.

Связь психических функций и двигательной активности была в те годы точно установлена экспериментальной психологией. Это касалось, например, зависимости зрительного восприятия от дви­жений глазных мышц, эмоций - от телесных изменений, мышле­ния - от речевого аппарата и т.д. Эти факты Уотсон использовал в качестве доказательства того, что объективные мышечные процессы могут быть достойной заменой субъективных психиче­ских актов. Исходя из такой посылки, он объяснял развитие умственной активности. Эксперименты Уотсона, направленные на исследование речи и мышления, доказывали правильность понимания интеллектуальных операций как интериоризованных дей­ствий, сформированных путем проб и ошибок, о которых писал Торндайк. Уотсон просил испытуемых произнести какую-то фразу и измерял при этом движения мышц гортани. Эти мышечные движения появлялись на экране осциллографа и записыва­лись самописцами. Затем испытуемых просили подумать эту же фразу про себя, и на экране появлялись те же линии, только с меньшей амплитудой. Таким образом, с точки зрения Уотсона, было доказано, что речь и мышление имеют одинаковую природу и мышление - это та же речевая реакция, сопровождаемая точно такими же мышечными сокращениями, но только меньшей интен­сивности.

Это также позволило ему изучить этапы формирования внут­ренней речи, которая, по его мнению, развивалась из внешней пу­тем редукции (снижения) мышечного напряжения, поэтому этапы ее формирования выглядели следующим образом: внешняя речь  шепот - внутренняя речь. Это исследование привело его к выводу о том, что речь у ребенка возникает из неупорядоченных звуков. Когда взрослые соединяют с каким-нибудь звуком определенный объект, этот объект становится значением слова. Постепенно у ребенка внешняя речь переходит в шепот, а затем он начинает про­износить данное слово про себя. Такая внутренняя речь (неслыш­ная вокализация) не что иное, как мышление. Данные Уотсона впоследствии были пересмотрены в работах Пиаже, Выготского, Блонского, выявивших другую, более точную динамику формиро­вания внутренней речи.

Методологи бихевиоризма исходили из положения о прижизненности формирования основных психических процессов. Доказа­тельства этого были даны Уотсоном в его экспериментах по формированию эмоций. Он экспериментально продемонстрировал, что можно сформировать реакцию страха на нейтральный стимул. О его опытах ребенку показывали кролика, которого он брал в руки и хотел погладить, но в этот момент получал разряд элек­трического тока. Естественно, ребенок испуганно бросал кролика и начинал плакать. Однако в следующий раз он опять подходил к животному и получал удар током. На третий - четвертый раз у большинства детей появление кролика даже в отдалении вызывало страх. После того как эта негативная эмоция закреплялась, Уотсон старался еще раз изменить эмоциональное отношение детей, сфор­мировав интерес и любовь к кролику. В этом случае ребенку на­чинали показывать его во время вкусной еды. Наличие этого важ­ного первичного раздражителя было непременным условием формирования новой реакции. В первый момент ребенок прекращал есть и начинал плакать, но так как кролик не приближался к нему, оставаясь вдалеке, в конце комнаты, а вкусная еда (например, шо­коладка или мороженое) была рядом, ребенок быстро успокаи­вался и продолжал есть. После того как ребенок переставал реа­гировать плачем на появление в конце комнаты кролика, экспе­риментатор постепенно придвигал кролика все ближе и ближе к ребенку, одновременно добавляя вкусных вещей ему на тарелку. Постепенно ребенок переставал обращать на кролика внимание и под конец спокойно реагировал, даже когда он располагался око­ло его тарелки, брал кролика на руки и старался накормить чем-то вкусным. Таким образом, доказывал Уотсон, наши эмоции яв­ляются результатом наших привычек и могут кардинально изме­няться в зависимости от обстоятельств.

Наблюдения Уотсона показали, что в том случае, если сфор­мированная реакция страха на кролика не переделывалась на по­ложительную, в дальнейшем сходное чувство страха возникало у Детей при виде других покрытых мехом объектов. Исходя из этого, он стремился доказать, что у людей на основе условных рефлексов Можно формировать по заданной программе стойкие аффектив­ные комплексы. Более того, он считал, что открытые им факты доказывают возможность формирования определенной, строго заданной модели поведения у всех людей. Он писал: «Дайте мне сто Детей одного возраста, и через определенное время я сформирую из них абсолютно одинаковых людей, с одинаковыми вкусами и введением».

Принцип управления поведением получил в американской пси­хологии после работ Уотсона широкую популярность. Его заслу­жи является и то, что он расширил сферу психического, включив в нее телесные действия животных и человека. Но этого новшества он добился дорогой ценой, отвергнув как предмет науки огром­ные богатства психики, несводимые к внешне наблюдаемому по­ведению.

 

Источник: Марцинковская Т. Д. История психологии: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений. - М.: Издательский центр "Академия", 2002. - 544с.

 

Меню

Главная

Аналитическая психология Юнга

Динамическая теория личности

и группы Левина

Теория Фрейда

Теория Уотсона

Индивидуальная психология Адлера

Теория Маслоу

Концепции Роджерса и Франкла

Контакты

 

 

 

 

Карта сайта

Познание собственного "Я"

Теории выдающихся психологов

Психология народов

Поэтапная психология

Консультация психотерапевта

Книги по психологии и психотерапии

 

 

 

 

 




Реклама:

 Водопонижение, грунтовые анкера
Здоровое питание. Корекция и снижение лишнего веса
Вакуумное водопонижение
TAEKWONDO: сайт ЦСС по тхэквондо
Натуральная черепица