ПСИХОЛОГИЯ  НОВОГО  ВРЕМЕНИ

 

Появление новых подходов к построению науки в XV-XVI вв., связанных со стремлением к рациональности и доказательности теоретических положений, ознаменовало наступление нового этапа в процессе становления психологии. Развитие этих подходов стало ведущим мотивом ученых, разрабатывавших психологиче­ские концепции в Новое время.

Психология в этот период, так же как и на первых этапах разви­тия античной науки, укрепила свою связь с философией. Это объяс­нялось тем, что, оставаясь в рамках науки о душе (своего собствен­ного предмета), психологии сложнее было избавиться от схоласти­ческих догм, отделиться от богословия. Однако ориентация на фи­лософию в то время сужала предмет психологии, которая рассмат­ривала в основном общие закономерности развития психики чело­века, а не живого мира в целом. Развитие же естествознания в то время еще не давало возможности выстроить полноценную концепцию психического (особенно психики человека) на его основе.

Однако тесная связь с философией не означала, что психология в это время не искала собственного предмета исследования, конкретного определения области своей деятельности. Эта область понималась прежде всего как исследование путей становления у человека картины окружающего мира и самого себя. Причем эта картина, как представлялось, должна была быть осознанной. В осознанности души, в разуме, вслед за психологами Средневековья, ученым виделось отличие человека от других живых существ. Так уточнялся предмет психологии, которая становилась наукой о сознании. При этом из нескольких вопросов, исследовавшихся психологией античности, - о познании, о движущих силах и зако­номерностях психики, о механизмах регуляции поведения - на первый план выходили именно проблемы познания.

Это было связано с несколькими причинами. Первая, о которой говорилось выше, - стремление доказать возможности человека в постижении истины на основе знания, а не веры. В связи с этим вставали вопросы об этапах формирования знания, его объективности и соотнесенности того образа, который выстраивает человек в своем сознании, с реальной картиной мира.

Ограничение предмета психологии сознанием выводило из об­ласти психического внешнюю активность, поведение, которое рассматривалось психологами античности как одна из состав­ляющих душевной жизни. Таким образом, из исследования на не­которое время выпадали проблемы движущих сил и регуляции внешней деятельности. В то же время вопросы о содержании и функциях сознания подвели ученых к изучению его роли в челове­ческой жизни, следовательно, и в поведении человека. Так вновь перед психологией вставала необходимость проанализировать разницу между разумным и неразумным (аффективным) поведе­нием, границы свободы человека.

Таким образом, анализ становления предмета психологии в этот период дает противоречивую картину. С одной стороны, методоло­гически психология ограничивалась вопросами сознания и путей его формирования, этапов развития образа мира и себя. С другой стороны, изучение содержания и функций сознания приводило к фактическому включению поведения, движущих сил и регуляции не только внутренней, но и внешней активности в круг исследова­ния ведущих психологов того времени.

При этом если в конце XVI в. на первый план выходили проб­лемы предмета психологии, объективности методов исследования психики, анализа полученных данных, которые были центральны­ми для теории Ф.Бэкона, то, начиная с Р.Декарта, не менее зна­чимыми становятся проблемы функций души, ее роли в познании и поведении.

Тот факт, что это время - время расцвета механики, появления физики И. Ньютона, не мог не наложить отпечаток и на психоло­гию. Отличительная черта этого периода заключается в том, что подчас не наука определяла развитие производства, а, наоборот, успехи в производственной деятельности, особенно в области ме­ханики, обусловливали появление новых научных воззрений. Так, в XVII в. утвердился новый взгляд на Вселенную, природу в целом как гигантский механизм. Аналогичный подход развивался и в учениях о человеческом теле, которое виделось своеобразной ма­шиной-автоматом, функционирующей по принципу любого механизма по строгим законам физики. Этот новый объяснительный принцип, получивший название механистический детерминизм, именно в этот период господствует в психологии.

В исследовании процессов познания психологи, работавшие в Новое время, исходили из разных положений. Одни считали, что основой всех наших знаний являются ощущения, другие отдавали приоритет мышлению. Как уже говорилось, эти на­правления называются соответственно сенсуализм  рационализм.

При этом сенсуалисты рассматривают процесс познания как еди­ный, выделяя в нем несколько ступеней - от ощущения к мышле­нию, т.е. это процесс постепенного восхождения от частного к общему, постепенного обобщения отдельных предметов в классы и понятия на основе логики.

Психологи-рационалисты выделяли в процессе познания два этапа. Первый этап, состоящий из нескольких ступеней, заклю­чался, как и в сенсуализме, в восхождении от частного к общему при переходе от восприятия к логическому мышлению. Важным отличием было то, что понятие, которое формировалось таким образом, рационалисты не считали окончательным и, главное, объективным, передающим существенные свойства окружающего мира. Для постижения общего недостаточно чувственного опыта, считали они, выделяя еще один этап познания - интуитивное мыш­ление, которое черпает знания из разума, мгновенно актуализи­руя в нем понятия, осознавая всеобщие законы и свойства пред­метов.

В начале Нового времени, несмотря на усилия Ф. Бэкона, более распространенным был рационалистический подход, который раз­рабатывался такими известными учеными, как Р.Декарт, Б.Спи­ноза, Г.В.Лейбниц. Во многом это было связано с не­обходимостью для психологии и философии преодолеть послед­ствия схоластики. Однако уже к середине века бурное развитие точных наук, промышленности сделало очевидной необходимость Учитывать в психологии и новые требования, а потому все большее распространение стал получать сенсуализм, представленный в это время в концепциях Д. Локка и Т. Гоббса.

Появление строго объективных методов исследования и изме­нение предмета психологии сказались и на понимании новым по­колением психологов понятия «душа». Так как в объяснении фак­тов психической жизни она уже не играла прежней роли, то, со­гласно принципу Оккама, психология в то время и не испытывала нужды в использовании этого понятия в своих исследованиях. Однако в этом случае необходимо было найти другой подход для объяснения активности тела, выявить новый источник энергии для внутренней и внешней активности. Этому и помогли законы меха­ники, открытые современной для того времени физикой, законы И.Ньютона. Именно они и были использованы Декартом для обоснования первой в истории психологии теории рефлекса, кото­рая со временем получала все большее обоснование в открытиях в смежных с психологией областях науки и стала одним из постула­тов современной психологии.

Принцип активности, использованный Лейбницем для объяс­нения процессов познания, позволил по-новому представить себе соотношение между субъективностью и истинностью, адекватно­стью предмету в наших представлениях о внешнем мире. Его взгляды впервые показали порочность прежних идей о познании как независимом от эмоций и мотивов человека процессе, проде­монстрировав единство всех сфер психического.

Не менее важной для психологии (особенно для немецкой пси­хологии) была и концепция Лейбница души-монады, в которой он доказывал, что в психике есть не только область сознания, но и об­ласть бессознательного. Хотя в то время это представление и не было полностью принято психологией, которая оставалась еще почти два века наукой о сознательных процессах, эти идеи Лейбница легли в основу последующих работ Гартли, Гербарта и, наконец, Фрейда, сделавшего бессознательное предметом своей глубинной психологии.

Появление новых социальных групп и нарождение нового об­щества требовали пересмотра не только научных истин, но и нравственных ценностей уходящей эпохи, а следовательно, и раз­ работки новой этики. Анализ подхода к проблеме эмоций и сво­боды человека в теориях психологов Нового времени показывает, что в решении этих вопросов они во многом склонялись к позиции ученых античности, которые считали, что эмоции отражают внеш­нюю ситуацию (а часто и вызываются ею). Поэтому они также свя­зывали свободу с возможностью преодоления аффекта и разумной регуляцией деятельности. В этом плане обращает на себя внимание позиция Декарта, который выделял пассивные эмоции (страсти), доказывая, что они связаны с мышлением и являются одной из составляющих наших понятий, когнитивной оценкой предмета или ситуации. То есть концепция Декарта, по сути, служит основани­ем для последующего развития современной когнитивной теорий эмоций.

 

 

Источник: Марцинковская Т. Д. История психологии: Учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений. - М.: Издательский центр "Академия", 2002. - 544с.

 

 

Меню

Главная

Психология античности

Психология средневековья

Психология в эпоху возрождения

Психология нового времени

Контакты

 

 

 

 

Карта сайта

Познание собственного "Я"

Теории выдающихся психологов

Психология народов

Поэтапная психология

Консультация психотерапевта

Книги по психологии и психотерапии

 

 

 

 

 

 




Реклама:

 Одежда теннисная для девочек. Платья, шорты, футболки
Чемпионаты по тхэквондо в России
Проект на водопонижение
Водопонижение, буроинъекционные сваи
Приборы и оборудование для контроля качества